Watch Your Head

clsbvdxtbsvdzzf-20170203041741

Из подкаста Flash Forward (кстати, очень хороший) с удивлением узнал, что по общему количеству трамв cheerleading обходит крайне опасный футбол. Все дело в трюках, которые девушки делают во время выступлений.

Футбол (американский), впрочем, уверенно держит первое место по травмам головы. Об этом давно сказано и написано немало (например), только никто не знает, как исправить ситуацию, не угробив бизнес.

Один из вариантов: играть без нательной защиты и шлемов, потому что защита, это уже выяснено, дает чувство ложной безопасности. В легком флаг-футболе травм меньше просто потому, что игроки не воображают себя бронированными терминаторами и не кидаются головой вперед на соперников.

Но избавиться от защиты — значит похерить iconic image американского футболиста как таковой. Патриоты взвоют. И, конечно, производители экипировки такой маневр будут блокировать изо все сих.

Другое, более реальное предложение, заключалось в изменении правил, из которых хотели выкинуть kickoff. Во время кикоффа игроки бегут со всей дури навстречу друг другу и сила столкновения по понятному физическому закону резко возрастает. Кроме того, кикофф дает слишком много поводов совать рекламу: ее обычно показывают перед ним и после. Так что по общему мнению матч без кикоффов был бы безопаснее и быстрее.

Если не ошибаюсь, Лига думает над этим уже второй или третий год. Пока безрезультатно.

NFL Regular 2016

Aaron_Rodgers

В этот футбольный сезон я обошелся без обычной привычки следить за выбранными командами-фаворитами. На примере двух прошлых лет я понял, что из-за такого подхода пропускаю немало интересных матчей (скажем, в сезоне 2015-го я почти не видел Panthers). Да и привязка к любимчикам все же довольно условная. Я не в США и естественной тяги к команде родного города/университета у меня нет.

Поэтому каждый понедельник я просто выбирал для просмотра одну-две игры по рейтингу Thuuz Sports. У них есть отработанный алгоритм определения зрелищности. Обычно матчи с высоким рейтингом — это противостояние равных (по крайней мере, на уровне конкретной игры) команд. Нередко с триллером в последней четверти или даже овертаймом.

Работает эта система оценивания скорее хорошо, чем плохо. На старте сезона я немного ворчал, что Thuuz постоянно подсовывает игры «Патриотов». Но потом предложения стали более разнообразными, и я увидел много классных матчей. Особенно порадовали традиционные андердоги Raiders и Dolphins.

Прогнозов на супербоул делать не хочется. Но я был бы рад, если бы на NRG Stadium приехали Steelers и Packers (что, конечно, вряд ли случится).

League of Denial: The NFL’s Concussion Crisis

Объемное расследование о проблеме сотрясений мозга в NFL

League of Denial — весьма полезное чтиво для тех, кто смотрит футбол и вообще любые виды спорта с жесткими контактами (бокс, регби, хоккей, соккер и т.д.).

league-denial-cover

Начав книжку, в первую очередь я был удивлен насколько мало медицина (по крайней мере, американская медицина) знала о сотрясениях в конце 80-х/начале 90-х. Не было никаких критериев, никакой метрики. «Голова предмет темный и исследованию не подлежит» (с). Считалось, что при сотрясении мозга надо просто полежать 3-5 дней, попить аспирин и этого будет достаточно.

Когда сотрясения стали изучать более внимательно и системно, оказалось, что вывести какие-то общие рекомендации касательно лечения невозможно. Скорость восстановления сильно зависела от особенностей конкретного организма. Кто-то действительно оправлялся за пять дней без особых побочных эффектов. Другому приходилось неделями лежать в покое и темноте.

Еще выяснилось, что именно в футболе сотрясения чаще всего вызывают удары в боковые и задние части шлема. И тогдашняя конструкция шлемов от таких ударов не защищала вовсе. Шлемы делали по древним директивам, которые устанавливала «карманная» организация производителей спортивного снаряжения (и правила не обновлялись бог весть сколько лет). Впрочем, даже когда Riddel выкатили с мощной ПР-кампанией новый «революционный» шлем, то четких подтверждений уменьшения травм при его использовании так и не зафиксировали.

Зато подтвердилось специфическое пагубное влияние защиты как таковой. Она создавала (и создает) иллюзию неуязвимости и провоцирует играть жестче. За свою историю Лига минимум два раза проходила через всплеск насилия на поле из-за улучшения защиты. В качестве примера в книге приводятся лицевые маски. Изначально их стали наваривать на шлемы, чтобы уберечь игроков от повреждения глаз, выбитых зубов и переломов челюстей. Но сами игроки быстро сообразили, что за маски очень удобно хвататься и «сворачивать» голову сопернику. Именно после этого Лига вынуждены была ввести строгое face mask penalty, чем погасила ситуацию.

Но вообще Лига ожидаемо выливала поразительные объемы булщита на медицинских специалистов, освещавших проблему сотрясений. Их пытались дискредитировать. Их статьи запрещали к публикации и вместо этого печатали выступления проплаченных врачей. Исследовательские программы старались свернуть, переиначить их результаты или перевербовать персонал, чтобы потом заткнуть ему рот. Объявляли даже, что в футболе сотрясений в принципе не бывает.

При этом Лига запустила т.н. 88 Plan, по которому страдающие деменцией бывшие игроки могли рассчитывать на 88 тысячи долларов помощи в год. И эта программа официально признавала, что деменция вызвана сотрясениями, хотя сама Лига подобные травмы отрицала.

Причины такой стратегии понятны: исследования били по бизнесу и рушили имидж футбола вообще. Считалось, что если обнародовать все эти открытия, то футбола, грубо говоря, больше не будет. «Если хотя бы 10% американских мам запретят играть своим детям, то с футболом будет покончено» (с).

При этом, что интересно, большинство медиков, занимавшихся исследованием CTE, очень любили игру. Да, Беннет Омалу, который занимался вскрытием Майкла Вебстера и с которого началась вся эта история, действительно в футболе не понимал ничего. Но вот его последователи зачастую были горячими фанами команд своих родных городов. И никто из них о запрете футбола и близко не заикался. Мотивы движения были другие: объяснить игрокам опасность сотрясений, добиться правильного индивидуального подхода к диагностике и лечению.

По факту, сотрясения в ходе игры случаются очень часто, нередки были ситуации, когда у игрока было два сотрясения за один матч, но он все равно оставался на поле. Какие-то последствия проявлялись моментально (головокружение, бессвязная речь). Но куда более серьезные проблемы начинались позже. Иногда, спустя 10-20 лет после окончания карьеры. Типичные симптомы: неожиданная агрессивность, дикие головные боли, потеря памяти, та же деменция.

Было установлено, что крайне опасны повторные сотрясения — которые приходятся на еще не восстановившийся мозг. В таком случае риск серьезных отложенных проблем со здоровьем резко подскакивает.

Драма для игровов с CTE повторялась раз за разом по одному и тому же сценарию. Вроде жил себе веселый парень. И даже успешную работу после ухода из NFL нашел. Все отлично, друзья-семья-дети. А потом человек стремительно меняется, ссорится со всеми и стреляет себе в лоб. Или в грудь. Или пьет антифриз. Или гонит по шоссе и врезается в бензовоз.

Игроки традиционно свои травмы замалчивали. Во-первых, чисто не по-пацански жаловаться. Во-вторых, тренерский состав нытье не приветствовал, и даже в случае подтвержденного сотрясения игрока все равно выгоняли на поле на следующий матч.

Пять лет — с момента вскрытия тела Майкла Вебстера в 2002-м — эта проблема оставалась чисто внутренним вопросом Лиги. Публично о CTE заговорили после публикации в New York Times в 2007-м. Комиссаром Лиги как раз недавно стал Роджер Гуделл, и CTE быстро стала и его головной болью.

Про CTE заговорили журналисты, блоггеры, медики, мамы, а также бывшие про-игроки. Кое-кто из последних буквально жили и видели как у них в голове тикает бомба замедленного действия. Пишут, что легендарный «Найнер» Стив Янг впал в настоящую панику после самоубийства Джуниора Сио. Перед смертью у Сио наблюдались характерные симптомы, Янг обнаружил некоторые из них у себя и решил, что его история тоже подходит к концу. Благо нет, на супер-боуле 50 Янг был еще жив-здоров. По крайней мере, с виду.

Кстати, с мозгом Джуниора Сио произошла абсурдно-детективная история. Лига всячески пыталась не допустить того, чтобы мозг попал в руки CTE- специалистов. Тело передали в подставную организацию, но не смотря на такие манипуляции наличие CTE все равно подтвердилось.

Для восстановления репутации Лига запустила программу Heads Up — обучение специальной технике текла, которая исключает контакты головой. Бывший «Бронкос» Нейт Джексон в своей книжке Slow Getting Up эту технику высмеивает. Мол, вы понимаете, когда во время игры крепкие парни «в броне» сталкиваются на больших скоростях, травмы головы будут по-любому. Лично у самого Нейта фейерверки в башке взрывались в каждом розыгрыше.

В целом считается, что у четверти игроков NFL (и бывших, и нынешних) уже есть CTE. Остальные три четверти — под вопросом. Для более точной статистики и выявления четкой причинно-следственной связи нужны исследования. И Лига номинально выделяет на них многомиллионные гранты. Но говорят, результаты исследований негласно контролируются, и эти медицинские программы направлены скорее на замалчивание ситуации, а не на ее разрешение.

Slow Getting Up

A Story of NFL Survival from the Bottom of the Pile

slow-getting-up

Никаких других мемуаров футболистов NFL я не читал, сравнить не с чем. Эти показались очень познавательными.

Книжку написал Нейт Джексон, главный период карьеры которого пришелся на 2003-2008 года. Он играл за Broncos, которых тогда тренировал Майкл Шенехен. В то же время Нейт вел свою колонку на сайте Broncos и вполне себе прокачал писательское ремесло — книжка написана увлекательно.

Slow Getting Up, в общем и целом, про крайности жизни футболиста. Воспоминания со знаком плюс резко сменяют эпизоды со знаком минус, затем полярность истории скачет обратно. И так много раз.

Вечеринки в Вегасе со стриптизершами и дождем из долларов сменяются тренировками, на которых блюешь на сайдлайне от перенапряжения. Послевкусие удачного матча перекрывается внезапной травмой. Желание образно погулять по Европе во время выездных игр в Старом свете перечеркивает официальный запрет покидать отель — и из доступных развлечений остается только мастурбация на порно-канал на телеке. Долгие периоды неопределенности в роли свободного агента вдруг радостно заканчиваются одним звонком менеджера.

Чтобы пробиться в основной состав Broncos Нейту пришлось наизнанку выворачиваться. Конкуренция за место жесточайшая. Во многом она (плюс банальное желание играть, а не сидеть на скамейке) диктуют очень потребительское отношение к телу. Травмы толком не залечиваются, что провоцирует более быстрые новые травмы. Каждая — может поставить крест на карьере. Логично, что спустя в среднем 4-6 лет подобного экстремального режима возможности падают, начинаются хронические проблемы со здоровьем, всякая живительная химия (болеутоляющие используются постоянно) уже не помогает и настает момент, когда приходится окончательно забирать вещи из шкафчика.

Но при этом Нейт нигде ни разу не жалуется. Во-первых, как он сам отмечает, платят хорошо. Во-вторых, просто футбол нравится — что нередко даже важнее денег.

Атмосфера в тогдашних Broncos тоже сыграла немалую роль. Нейт очень тепло отзывается о Шенехене и его «семейной» модели руководства. Жили и играли все достаточно дружно (с учетом обязательных веселых подъебок внутри коллектива, разумеется). А когда в 2009-м Нейт попал в Browns, то был поражен тамошней тупой, практически армейской системой муштры.

Так что, думаю, играй он за тот же Кливленд, книжка бы вышла совершенно иной по настроению.

P.S. Вот тут книжку переводят по главам на русский.